Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:17 

3й день в Париже (3) Сен-Сюльпис... разглагольствования и фотки

Hakuei-chan
Love, Hakuei
K1600_DSCN3883

После мы направились в Сен-Сюльпис. Церковь, посвящённая Святому Сульпицию. Ооо, как я хотела туда попасть - это же одно из самых оккультных мест Парижа :))

Святого Сульпиций Север, ученик преподобного Мартина Турского. Сульпиций Север (Sulpicius Severus) (363 — 410 или 429), писатель (агиограф и хронист), родом из Аквитании. Учился в Бурдигалии (совр. Бордо). Сначала был адвокатом. По смерти жены, в 392 году, бросил занятие адвоката, и, под влиянием епископа Мартина Турского и Павлина из Нолы, избрал жизнь пустынника и удалился в монастырь близ Безье.

Церковь была основана в аббатстве Сен-Жермен-де-Пре для фермеров области. Раскопки XVIII века обнаружили могилу X века, что доказывало существование на этом месте как минимум часовни. История нынешнего здания началась в середине XVII века, когда Анна Австрийская 20 февраля 1646 года заложила первый камень церкви (по другой версии, это был герцог Орлеанский). Работы по возведению длились более 130 лет, сменяя архитекторов — Кристоф Гамар (Christophe Gamard), Луи Лево (Louis Le Vau), Даниель Гиттар (Daniel Gittard). Южную незаконченную колокольню начинал возводить в 1749 году архитектор Удо де Маклаурен. Едва церковь была закончена в 1870 году, как уже на следующий год северная колокольня была частично разрушена прусскими войсками.

Размеры церкви лишь немного меньше, чем размеры Нотр-Дам: длина 113 метров в дину и 58 метров в ширину, что позволяет назвать Сен-Сюльпис вторым по величине храмом в городе. Строительство церковной достопримечательности - гномона, было заказано в 1727 году настоятелем церкви Жаном-Батистом Ланже де Жержи (фр. Jean-Baptiste Languet de Gergy), для определения времени равноденствия и, следовательно, Пасхи. Два слова о том, как работает гномон: в южном витраже храма имеется небольшое отверстие с линзой, сквозь которое в полдень зимнего солнцестояния (21 декабря) луч солнца касается латунной линии на 11-метровом беломраморном обелиске, а в полдень весеннего равноденствия (21 марта), указывает на овальную медную пластину в центре храма, в полу возле алтаря. Гномон, построенный английским часовщиком и астрономом Генри Салли (Henry Sully), был также использован для различных научных измерений: это спасло Сен-Сюльпис от разрушения во время Французской революции, - именно так позднее радиоантенны спасли Эйфелеву башню. Живо отрекаясь от старого мира, во время революции Сен-Сюльпис переименовали в Храм Победы, (Нотр-Дам, кто помнит, был в то время Храмом Разума!). От той поры на стенах церкви сразу справа от входа остались фрески – «Борьба Иакова с Ангелом» и «Гелиодор, изгоняемый из Храма». Весьма показательно, что писал эти фрески живший тут неподалеку ярый революционер Эжен Делакруа, прославившийся скандалами со своей «Свободой на баррикадах», висящей сейчас в Лувре.
Немудрено, что во втором по величине храме города частенько происходили события с участием известного народа: так, в 1740 году в церкви крестился младенец Маркиз де Сад, а чуть позднее, осенью 1822 года, получивший от короля Людовика XVIII за удачный верноподданнический панегирик ежегодную ренту в 1200 франков, двадцатилетний Виктор Юго (тот самый, к фамилии которого в России по очень странной и настойчивой традиции постоянно добавлят букву "г") венчался здесь с подругой своих детских лет, девятнадцатилетней черноглазой красавицей Адель Фуше еще позднее подарившей ему пятерых детей. Однако же, все эти крестины и женитьбы происходили на фоне строительных лесов: окончательно строительство церкви Сен-Сюльпис было завершено лишь в 1870 году. И как все мы помним наизусть, в это самое время в Российской Империи, за тысячи вёст отсюда, в далеком Симбирске родился тот, кто через 47 лет и всего лишь за 10 памятных дней потрясёт целый мир...
С 1870 года церковь неоднократно ремонтировалась, и не так давно завершилась возможно, самая значительная по капиталовложению работа: была реконструирована Северная башня Сен-Сюльпис. Кстати, общий бюджет реконструкции Северной башни (той, что слева) составил 28 млн евро, из которых 50% внесено Мэрией Парижа и 50% - Министерством культуры Франции.
О Приорате Сиона и Сен-Сюльпис: Француз Пьер Плантар, родился в 1920 году. Плантар не раз утверждал, что буквы «P» и «S» в одном из витражей церкви, подразумевают «Приорат Сиона», и эта его гениальнейшая мысль и была позднее подхвачена Дэном Брауном.Примечательно, что Плантара судили за мошенничество, в действительности инициалы PS относятся к Св. Петру, покровителю церкви вообще и Св. Сюльпицию, покровителю этой церкви, в частности. Умер в Париже 2 апреля 1657
Основатель семинарии и Общества Сен-Сюльпис, а так же инициатор постройки церкви Эглиз де Сен-Сюльпис - Жан-Жак Олье (Олир) 20.09.1608 года Париж - 02.04.1657 года Париж (ему здесь есть памятная плита)

Копия Туринской плащаницы.
K1600_DSCN3818

Одной из тайн, будоражащих воображение миллионов верующих и неверующих на протяжении столетий является Туринская плащаница. Считается, что плащаница представляет собой погребальный саван, в который было завернуто тело Иисуса Христа после мученической смерти на Голгофе. Однако официально Церковь предусмотрительно не называет ее святыней, а именует льняной простыней, что "покрывала тело человека, снятого с креста". Первые рассказы об изображениях Иисуса Христа на плащаницах, в данном случае – на полотнах, связаны с легендами о платке Вероники. Эти легенды создавались на протяжении VI-IX столетий. Говорилось, что Иисуса Христа, несущего свой тяжелый крест на Голгофу, сопровождало “великое множество народа и женщин, которые рыдали и плакали о нем” (Луки, 23:27; Иоанна, 19:16-17). Среди них была некая сердобольная язычница Вероника. Она обратила внимание на то, что Иисус Христос от натуги сильно вспотел, и вытерла ему лицо своим платком. В результате, на ее платке осталось изображение лица Спасителя. Легенда легендой, но достоверно известно, что в 944 году “Плат Вероники” был впервые выставлен на поклонение верующим в константинопольском храме Святой Софии. В 1204 году богомольные и благочестивые рыцари, захватив Константинополь, успешно прихватизировали “Плат Вероники” и увезли его с собой в Западную Европу. С тех пор “Плат Вероники” стал реликвией исключительно католической церкви. Оригинал украденного “Плата Вероники” потом был утерян.О погребальных одеждах Иисуса Христа существует множество церковных преданий и легенд. Говорят, что погребальные одежды воскресшего Иисуса Христа взяла жена Пилата и “положила в место, известное только ей”. Вот в этих, “известных только жене Пилата местах” церковники потом находили и находили (“обретали”) множество плащаниц.
В истории христианской церкви существовало свыше сотни “подлинных” плащаниц Иисуса Христа. Часть из них износились, часть уничтожена конкурентами, часть утеряна или исчезла по неизвестным причинам. В настоящее время в католических аббатствах, соборах и храмах Западной Европы бережно хранится и периодически выставляется на поклонение верующим по меньшей мере 26 подлинных погребальных одежд (плащаниц) Иисуса Христа. Кроме Туринской, наиболее известные плащаницы до сих пор находятся в Безансоне (Besancon), Кадвине (Cadoin), Шампье (Champiegne), Ксабрегасе (Xabregas), Овьедо (Oviedo) и других городах.
Сегодня дата - пятница, 13-е пугает чуть ли не каждого взрослого и подростка, хотя мало кто задумывается над ее происхождением. Именно в пятницу 13-го октября 1307 года Папа Римский Климент V по приказу короля Филиппа IV Красивого предпринял массовую акцию по уничтожению ордена рыцарей Тамплиеров. В ночь с 13-го на 14-е Великий Инквизитор Франции Гильом Имбер лично пытал, добиваясь признания как у еретика, великого магистра Жака де Моле. Как священник пытающий священника, он должен был избегать пролития крови – пыток огнем, ломания костей, раздавливания плоти, которые успешно применялись к другим. И тогда в подземелье Парижского храма Имбер сорвав с Моле мантию и набросив грубое одеяние еретика, начал читать Библию:«Тогда Пилат взял его и велел бить Его».
Руки де Моле были привязаны вверх и привязаны к стене, одежду закинули на голову. Его обнаженное тело стегали два помощника кнутами, на концах которых были металлические шарики.
«И воины, сплетши венец из терна, возложили ему на голову».
Была приготовлена корона из переплетенных колючек, и они впились в голову де Моле.
«То закричали: распни, распни Его!»
И Великий магистр был подвешен на грубо сколоченный крест, квадратные гвозди были вбиты в запястья. Ступню левой ноги подошвой прижали к стойке креста и длинным гвоздем пробили ногу между второй и третьей костью плюсны. Как только гвоздь вышел из подошвы, палачи положили левую ногу на правую, чтобы одним гвоздем прибить обе ноги. Тело де Моле оказалось подвешенным на трех точках острой, пронизывающей боли.
В промежутках между вопросами Имбер продолжал разыгрывать библейскую сцену и предложил де Моле губку, пропитанную уксусом, снова цитируя при этом священный текст. Потом он произнес:
«Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода».
Имбер воткнул нож в бок де Моле, но не глубоко, чтобы не нанести опасной для жизни раны, но достаточно, чтобы воспроизвести страдания Христа. Жак де Моле сознался там же и тогда на кресте. Великого Магистра сняли с креста. Общая травма вызвала образование большого количества молочной кислоты, что привело к так называемой «метаболической кислотности». Гильом Имбер приказал положить де Моле на обнаруженную в Парижском храме плащаницу, которую, как считали, тамплиеры использовали для кощунственных обрядов и приказал обернуть де Моле.
«И, взяв тело, Иосиф обвил его чистой плащаницей».
Инквизиции был дан строгий приказ не убивать Великого Магистра, но никто не обязывал ее выхаживать признавшегося еретика. У Магистра не было семьи, но у Жоффрея де Шарни, настоятеля Нормандии, который тоже претерпел пытку, была. Именно ей поручили ухаживать за двумя мужчинами, которым будет суждено погибнуть через 7 лет, когда они публично откажутся от своих признаний, и будут медленно поджарены над угольями за «возврат к ереси». Интересно, что и обнаружена была эта плащаница у семейства де Шарни, которые выхаживали Жака де Моле и Жоффрея де Шарни.
В 1988 году ученые из трех различных университетов пришли к выводу о том, что плащаница была сделана между 1260-1390 годами и никак не могла быть свидетельницей распятия Христа. Удивительно, но результаты радиоуглеродного анализа после обследования плащаницы в 1988 году были опубликованы 13 октября – в тот же самый день, когда де Моле был арестован и распят. И при этом называется дата, близкая как раз к разгрому Ордена тамплиеров.
Недавно был обнаружен древний ватиканский документ, из которого следует, что с рыцарей были сняты все выдвинутые против них семь столетий назад обвинения. Этот документ - Шинонский список. А английский орден тамплиеров, который настаивает на своей непосредственной преемственности по отношению к средневековым храмовникам, требует от Папы извинений.

K1600_DSCN3819
Святой Франциск Ксаверий (Франсиско Хавьер — 7 апреля 1506, Хавьер, Наварра — 2 декабря, 1552, остров Шанчуаньдао у побережья Китая) — христианский миссионер и сооснователь Общества Иисуса (ордена Иезуитов). Римско-католическая церковь считает его самым успешным миссионером в истории христианства, обратившим в христианство большее число людей, чем кто бы то ни было, за исключением, быть может, апостола Павла.
K1600_DSCN3820

K1600_DSCN3821

K1600_DSCN3822

K1600_DSCN3823

K1600_DSCN3824
Гиймо – жизнь Святого Викентия де Поля
Святой Викентий де Поль (Винсент де Поль, Венсан де Поль) (фр. Vincent de Paul, 24 апреля 1581 года — 27 сентября 1660 года) — католический святой, основатель конгрегации лазаристов и конгрегации дочерей милосердия
K1600_DSCN3826

K1600_DSCN3827

K1600_DSCN3828

Эмиль Синьёль, Предательство Иуды. Именно на этой картине N в подписи художника написана "задом наперёд", тогда как в других картинах она написана нормально.
…вот Иуда, один из двенадцати, пришёл, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

K1600_DSCN3829



На картинах в этом храме много странностей. Например, на кресте, где распят Иисус есть вот такая надпись:


INRI — аббревиатура латинской фразы IESUS NAZARENUS REX IUDAEORUM, то есть «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». Фраза восходит к Новому Завету .Но тут она написана задом наперёд. Не странно ли?
Аббревиатура изображается на титле распятий, над изображением Христа. Согласно Новому Завету, первоначально фраза была написана на табличке Понтием Пилатом и прикреплена к кресту, на котором распяли Христа.

Смерть Христа
K1600_DSCN3830

Святой Пётр с ключами от Рая
K1600_DSCN3831

K1600_DSCN3832
Глэйз, 1839. Житиё Иоанна Богослова. Иоаанн Богослов — один из Двенадцати апостолов, согласно христианской традиции автор Евангелия от Иоанна, Книги Откровения и трёх посланий, вошедших в Новый Завет. Находясь в городе Эфесе, апостол Иоанн непрестанно проповедовал язычникам о Христе. Проповедь его сопровождалась многочисленными и великими чудесами, так что число уверовавших увеличивалось с каждым днём.
Во время гонения на христиан, начатого императором Нероном, апостол Иоанн, по преданию, был отведён в узах на суд в Рим. За исповедание своей пламенной веры в Иисуса Христа апостол был приговорён к смерти. Однако, выпив предложенную ему чашу со смертельным ядом, он остался живым. Также он вышел невредимым и из котла с кипящим маслом. После этого апостол был сослан в заточение на остров Патмос, где прожил много лет.

K1600_DSCN3833

Луи Матоут – Жизнь святого людовика (2 фрески и витраж, где он с терновым венцом)
K1600_DSCN3834

K1600_DSCN3835

K1600_DSCN3836

Св.Людовик и Терновый Венец
K1600_DSCN3837

Капелла Непорочного Зачатия. Богоматерь с младенцем и мёртвым змеем
(Жан-Батист Пигаль)

K1600_DSCN3838

K1600_DSCN3839

Фрески “Жизнь Святой Анны” – Жюль Эжен Леневё
K1600_DSCN3842

K1600_DSCN3843

K1600_DSCN3844

Св. Анна
K1600_DSCN3845

K1600_DSCN3846

Тимбаль, фрески “Жизнь Св. Женевьевы”
K1600_DSCN3847
K1600_DSCN3848

K1600_DSCN3849
Жизнь Св. Мартина, Мотте
K1600_DSCN3850

K1600_DSCN3851

K1600_DSCN3852

K1600_DSCN3853

Линия Розы

«Линия Розы» — один из символов масонства. Реально — это обелиск в церкви Сен-Сюльпис в Париже. Это не что иное, как гномон, механизм солнечных часов, созданный настоятелем храма Жан-Батистом Ланге де Жержи в 1737 г. для определения дня весеннего равноденствия. Линия же Розы — это самая обыкновенная бронзовая полоска, вмонтированная в камни Сен-Сюльпис для обозначения солнечного, нулевого (Парижского) меридиана, пронизывающего всю Францию с севера на юг. Парижский меридиан — меридиан, проходящий через Парижскую обсерваторию. До Международной меридианной конференции 1884 года наряду с меридианом Ферро широко использовался в качестве нулевого меридиана для отсчёта географических долгот. На всем протяжении линии Розы по всей стране находятся церкви и соборы с таким же солнечным датчиком, как в Сен-Сюльпис. Любопытно, что практически все они расположены на местах комендантств ордена тамплиеров — рыцарских резиденций, бывших одновременно крепостями, монастырями и банками. Но почему все-таки эта линия носит имя Розы? Во-первых, это игра слов. Дело в том, что святая Розалина умерла как раз 17 января, в день, когда отмечается праздник святого Сульпиция, покровителя собора Сен-Сюльпис. И 17-го же числа умер Беранже Соньер. О нём позже. Во-вторых, цветок розы, завезенный в Европу из Палестины, является одним из символов тамплиеров. Только после возвращения крестоносцев в Европу в католических храмах стали строить витражи, так и называемые - роза. Не говоря уже о том, что роза в христианских символах олицетворяет Деву Марию. Впрочем, все это относится к области религиозного символизма, тесно связанного с солнечным календарем

... Расскажу одну историю.
1 июня 1885 года в маленький приход в деревушке Ренн-ле-Шато приехал новый священник, 33-летний Беранже Соньер. Это был красивый, крепкого сложения мужчина, энергичный и очень неглупый. Казалось, ему уготована блестящая карьера — в семинарии он считался одним из первых. Однокашники прочили Соньеру место где-нибудь в Париже или, на худой конец, Марселе. Однако молодой кюре настоял на приходе в маленькой, забытой Богом деревушке, затерянной у подножия Восточных Пиренеев с населением всего-то 200 человек, в сорока километрах от ближайшего города — Каркассона. На пирушке, устроенной молодыми людьми по случаю выхода из стен семинарии, Соньер так объяснил свою добровольную ссылку: «Хочется отдохнуть от суеты, удалившись в приход скромный и нравственно здоровый. К тому же я вырос в соседней деревне. Ренн-ле-Шато для меня — второй дом». На горе Безу, недалеко от Ренн-ле-Шато в замке когда-то жили тамплиеры и, поговоривают, что они прятали там свои сокровища. Маленькая деревушка Ренн-ле-Шато и ее окресности является одним из самых загадочных мест в истории о катарах, тамплиерах и Ордене Сиона.
Церковь Святой Марии Магдалины, вверенная заботам новоиспечённого священника, от времени и непогоды превратилась в руины; крыша протекала, да так, что потоки дождевой воды обрушивались прямо на совершающего службу кюре и прихожан. Дом священника совсем развалился, и потому Соньер был вынужден поселиться у одной из своих прихожанок Александрины Марро.. Когда он прибыл в селение, он жил с семейством Мари Денарно в пресвитерии, но поскольку он не ужился с ее матерью, он уехал и жил в здании, которое построил рядом с кладбищем.
В ту пору жалованье священнослужителям платило государство. Случилось так, что Соньер однажды во время какой-то избирательный кампании произнёс проповедь, которую власти сочли вольнодумной, за что внесли его в «чёрный список» и лишили денежного содержания. Теперь он стал не просто бедным, а нищим в прямом смысле этого слова. Беспросветная нужда вынудила кюре отказаться от услуг госпожи Марро и с грехом пополам устроиться в полуразрушенном домике у церкви. Он влез в долги и с трудом добывал себе пропитание, охотясь и ловя рыбу. Однако прошло время, и Беранже Соньер неизвестно на какие деньги нанял служанку — работницу шляпной мастерской по имени Мари Денарно, которая верно служила ему до последнего вздоха. Все последующие годы эти двое, столь разные по характеру и образованию, были связаны какой-то неведомой загадочной силой, которая сделала их верными союзниками. И даже когда Беранже Соньер уже добился потрясающего успеха и жил в роскоши, он даже не подумал расстаться с Мари. Он часто навещает своего друга аббата Анри Буде, кюре из соседнего селения Ренн-ле-Бэн; вместе они следуют по таинственным извилистым дорогам окружающей их со всех сторон истории этого края. В нескольких километрах к юго-востоку от Ренн-ле-Шато, на холме Безю (Безу), находятся развалины средневековой крепости, бывшего командорства тамплиеров. В другом направлении, не очень далеко и тоже расположенные на возвышенности, находятся руины фамильной резиденции Бертрана де Бланшфора, четвертого великого магистра ордена Храма в середине XII века. Ренн-ле-Шато стоит на дороге, по которой в старину проходили паломники и которая связывает Северную Европу с городом Сантъяго-де-Компостела в Испании, и вся эта местность изобилует легендами и отголосками прошлого, столь же богатого, сколь и трагического, кровавого. Мари Денарно, на склоне лет, измученная болезнями и одиночеством, не поддалась ни на какие уговоры и щедрые посулы и не раскрыла тайну, которой владели только Соньер и она…
…Кюре стойко переносил лишения, но, к счастью, некий аббат Понс завещал приходу Ренн-ле-Шато 600 франков. В 1888 году благодаря этому скромному пожертвованию Соньер смог начать в храме самые необходимые ремонтные работы. Немного позже он обратился в муниципалитет с просьбой выделить средства на реставрацию церкви. Деньги в сумме 1400 франков ему дали, но в долг, и кюре абсолютно не знал, когда и каким образом он сумеет погасить задолженность.
В конце 1891 года был начат ремонт центрального алтаря, который покоился на двух очень древних столбах, оставшихся, предположительно, ещё со времён владычества вестготов и украшенных тонкой резьбой в виде крестов и загадочных букв. С помощью рабочих с алтаря была снята плита, и тут реставраторов ждал сюрприз: один из столбов оказался полым. Соньер сунул руку в сероватую труху, которая заполняла столб, и извлёк на свет четыре деревянные трубки, залепленные с двух концов воском. На воске виднелись оттиски каких-то странных печатей. Трубки тут же распечатали, и из них выпали пергаментные свитки. Как оказалось, они были спрятаны здесь около 1790 года аббатом Антуаном Бигу, предшественником Соньера, и содержали в себе текст, написанный латинскими буквами, и изображения трёх генеалогических древ.
Текст, на первый взгляд, казался бессмысленным, и только очень внимательный читатель мог заметить, что одни буквы в тексте чуть выше других. Если читать их подряд, то выходило довольно связное послание: «A DAGOBERT II ROI ET A SION EST CE TRESOR ET IL EST LA MORT» («Это сокровище принадлежит королю Дагоберту и Сиону, и оно — смерть»). Кроме этой фразы, в тексте значились какие-то цифры.
Слухи о странной находке взбудоражили маленькое селение. На совет мэра сдать найденные древности в муниципальный архив Соньер ответил, что лучше продать эту диковинку за кругленькую сумму, например Парижу. Туда муниципалитет и отрядил предприимчивого кюре, оплатив ему все расходы.
Прибыв в Париж, Беранже Соньер отправился к руководителю семинарии в Сен-Сюльписе аббату Бьелю, специалисту в области лингвистики, тайнописи и палеографии. Парижский свет знал его также как не последнего человека в эзотерических группах, сектах и тайных обществах, занимавшихся оккультизмом. Кюре провёл в столице три недели, во время которых посетил Лувр и заказал копии трёх картин: «Аркадские пастухи» Пуссена, «Святой Антоний-отшельник» кисти Тенирса и портрет папы Целестина V неизвестного художника. Довольно странный набор!
По неизвестной причине Бьель не вернул Соньеру древние манускрипты (впрочем, кюре на всякий случай их скопировал). В Каркассоне Соньер навестил епископа и после разговора с ним получил «за труды» 2000 франков, которые позволили ему расплатиться с муниципалитетом и продолжить реставрационные работы. Вскоре он извлёк из земли интересную резную плиту, относящуюся к VII–VIII векам и, возможно, закрывавшую вход в старинный склеп. А дальше начали происходить и вовсе странные вещи: на местном кладбище кюре нашёл могилу маркизы Марии д’Отпуль де Бланшфор, скончавшейся около 100 лет назад. На её надгробном камне была вырезана… точная копия послания, содержавшегося в одном из найденных свитков! И Соньер… уничтожает эту надпись (не зная, впрочем, что она незадолго до этого была скопирована членами археологической экспедиции из числа местных любителей истории).
В сопровождении верной Мари Денарно Соньер обошёл окрестности в поисках других надгробных камней. Каких именно — знал только он. А ещё сельский кюре вступил в активную переписку со всей Европой; затем начал какие-то неясные дела с различными банками и, наконец, инкогнито начал выезжать в путешествия, не разглашая своих маршрутов, после чего на имя Мари Денарно вдруг стали поступать крупные денежные переводы из разных стран…
Дальше — больше. Кюре вдруг совершает какие-то необъяснимые траты, которые, как окажется после его смерти, исчислялись миллионами франков! То, что у священника и его подруги завелись немалые деньги, Соньер объяснял просто: наследство. Но никто в округе в него не поверил: уж больно подозрительны были те подарки, которые он раздавал своим друзьям. Так, одному достался старинный кубок тончайшей работы, другому — драгоценное собрание монет VI–VII веков…
По деревне ходили слухи, что Соньер нашёл клад пастуха Игнаса Пари. Историю этого пастуха знал каждый мальчишка в округе. Местная легенда рассказывала, что в 1645 году тот возвратился домой с карманами, полными золотых монет. Объяснил он свою находку так: разыскивая заблудившуюся овцу, набрёл в горах на пещеру, внутри которой и обнаружил сундуки, ломившиеся от сокровищ. Отвести односельчан к этой пещере пастух отказался, и те, сочтя Игнаса лгуном, просто повесили его как вора.
Соньер щедро делился своим богатством: часть его денег была направлена на благоустройство деревни (строительство дороги, водопровод) и материальную помощь её наиболее бедным жителям. А вот что касается церкви, то над её портиком была выгравирована надпись на латинском языке: «TERRIBILIS EST LOCUS ISTE» («Ужасно это место»), а сама церковь полностью перестроена. По завершении основных работ кюре Соньер пригласил группу искусных резчиков по камню и художников, чтобы они занялись внутренним убранством храма. Соньер лично следил за воплощением всех своих планов в жизнь, сам составлял тексты надписей, трижды заставлял мастеров переписывать сцену распятия. Одна эта роспись обошлась ему в 11 000 франков!
Все работы были завершены в 1897 году, и одному Богу известно, почему церковь всё-таки была освящена епископом Каркассонским Бийаром: результат «ремонта», мягко говоря, удивлял. Судите сами: стоило войти внутрь храма, как у посетителя тотчас возникала какая-то непонятная тревога. Кропильницу у входа поддерживал донельзя безобразный бесёнок, а когда глаза привыкали в полумраку, то можно было различить уже целую толпу невообразимо уродливых созданий, гримасничающих, словно клоуны, застывших в непристойных позах, раскрашенных в яркие цвета и уставившихся на гостей ужасными стеклянными глазами. Непонятно почему, но в храме было множество надписей на иврите.
Между тем кюре продолжал пускать деньги на ветер. Возвёл, например, на вершине горы трёхэтажную зубчатую башню, которую нарёк башней Магдалины. Он лично следил за тем, как она будет сориентирована, и требовал от строителей буквально математической точности. На другом конце своих владений Соньер построил огромную виллу, назвав её Вифанией в честь библейского селения; затем обустроил здесь прекрасную оранжерею и разбил чудесный парк с водоёмом. Кюре кидал деньги направо и налево, покупая редкие китайские вещи, дорогие ткани, античные мраморы, собрал великолепную библиотеку. Он даже устраивал банкеты для прихожан, делал им дорогие подарки. Высшие церковные власти закрывали на всё это глаза, но после смерти епископа Бийара новый епископ Каркассона потребовал от Соньера объяснений. Он отстранил кюре от должности и выдвинул против него ряд обвинений. Однако неожиданно за Соньера заступился кто-то в Ватикане, куда Соньер подал апелляцию в свою защиту.
17 января 1917 года с Соньером случился удар. К нему пригласили священника из соседнего прихода. Тот заперся в комнате с больным, и после исповеди вышел оттуда, как свидетельствуют очевидцы, в большом смятении. По его словам, он отказал умирающему в последнем причастии, так что Соньер умер, так и не получив отпущения грехов.
В своём завещании Соньер объявил, что у него за душой нет и сантима. Однако его верная Мари продолжала жить на вилле хозяина вплоть до 1946 года, ни в чём не нуждаясь, и только обмен купюр, проведённый по приказу правительства Рамадье, разорил бывшую служанку. Целый день она жгла у себя в саду множество толстенных пачек обесценившихся бумажек. В 1953 году с ней, как и с Беранже Соньером, случился удар, и вскоре она умерла, унеся свою тайну в могилу. Впрочем, кое о чём она всё-таки проболталась своему близкому другу Ноэлю Корбю. По её словам, старинный пергамент, найденный под алтарём, содержал зашифрованные сведения о местонахождении огромного клада, а ключом к тайне явилась картина Пуссена «Аркадские пастухи» (её копию и приобрёл Соньер во время поездки в Париж).
На картине изображены трое пастухов и пастушка, которые, окружив старинную могилу, созерцают на ней надпись: «ETINARCADIAEGO» а на заднем плане изображён какой-то безликий горный пейзаж, якобы выдуманный художником. В 1970 году в десяти километрах от Ренн-ле-Шато, у деревни Арк, была найдена могила, совершенно идентичная той, которую рассматривали пастухи на картине: форма, размеры, расположение, растительность вокруг, даже кусок скалы, на которую опирается ногой один из пастухов, — всё совпадало. Когда могилу вскрыли, она оказалась пустой…
Несомненно, что Соньер нашёл какое-то сокровище, но оно не объясняет ни особого интереса церкви к этому делу, ни снисходительности Ватикана по отношению к непослушному священнику, ни негласного разрешения на строительство странной церкви, ни отказа в последнем причастии. А может быть, богатство Соньера имеет другой источник — нематериальный? Может быть, оно является неким таинственным знанием, и в данной случае одно обменивается на другое: богатство на знание, и первое является платой за второе?
Что за сокровища могли попасть в руки Соньера? Согласно одной версии, эти богатства принадлежали вестготским королям. Разграбив Рим, они вывезли оттуда несметную добычу. Когда на них напали франки, вестготы спрятали награбленное, но так никогда и не вернулись за сокровищами. Другая версия гласит, что клад, напротив, принадлежал франкским королям, которые заняли место вестготов. По третьей версии, во время крестьянского восстания 1250 года королева Бланш спрятала близ Ренн-ле-Шато фамильные драгоценности и золото, а сама вместе с семьёй бежала в Испанию.
В 1956 году Рене Декадейа, хранитель библиотеки Каркассона, с несколькими энтузиастами предприняли раскопки в церкви Ренн-ле-Шато перед главным алтарём, где нашли немало любопытного. Например, череп мужчины с ритуальной зарубкой, а в саду дома Соньера — скелеты трёх мужчин со следами огнестрельных ранений. В 1960 году специальная комиссия из Парижа предприняла в храме новые раскопки. Что они нашли — осталось в тайне…

K1600_DSCN3854

K1600_DSCN3855

K1600_DSCN3856

K1600_DSCN3857

Гномон, который представляет собой мнулевой меридиан. Этот меридиан проходит и через собор Сен-Винсента в Каркассоне.
K1600_DSCN3858

K1600_DSCN3859

K1600_DSCN3860

Кафедра. Шарль де Вайи
Это кафедра 1788-го года. Она была выполнена по рисункам Шарля де Вайи и подарена церкви герцогом д'Эгийоном. В раннехристианских западных храмах кафедра епископа располагалась по центру на возвышении в задней части пресвитерия, обычно в нише абсиды позади алтаря. В Средние века, когда алтарь стал располагаться непосредственно у стены, обычной практикой стало сдвигать трон епископа в сторону (чаще в левую). В ряде случаев это приводило к выносу епископской кафедры за пределы пресвитерия, трон епископа располагался на левой стене собора или на левой колонне центрального нефа. В католических соборах, построенных после II Ватиканского собора или перестроенных после него, алтарь, как правило, выдвинут в переднюю или центральную часть пресвитерия. Епископская кафедра, в таком случае, помещается позади алтаря по центру, как в древних романских базиликах. По бокам пресвитерия, справа и слева от кафедры располагаются кресла для сослужащих священников.

Две деревянные позолоченные статуи (работа Гесдона), левая держит чашу (символ веры) и правая якорь (символ надежды).
Четыре барельефа из позолоченной бронзы (Дюмон) - животные, представляющие евангелистов: лев (Святой Марк, чье Евангелие начинается со служения Иоанна Крестителя, голос которого звучал как рев льва в пустыне), Бык (Лука, чье Евангелие начинается с сына Захарии, священника в храме), Ангел (Евангелие от Матфея начинается с Христа) и орел (Святой Иоан. Орёл символизирует Бога в человеческой и божественной личности Христа).
Дюмон создал группу (женщины и дети) в Золотом Лесу представляющих благодать, которую под небом украшают Золотой голубь с распростертыми крыльями, символ Святого Духа окружении лучей.
В настоящее время кафедра больше не используются для проповеди, проповедники комментируя тексты литургии из консоли дисков, рядом с алтарем.

K1600_DSCN3864

K1600_DSCN3865

K1600_DSCN3866

K1600_DSCN3867

Капелла и статуя Жана-Батист де ла Салль (30 апреля 1651 года, Реймс — 7 апреля 1719 года, усадьба Сен-Йон под Руаном) .
Французский священник и педагог, католический святой. Де ла Салль учился в Сорбонне, в 1667 году принял сан каноника в Реймсе, затем снова изучал теологию в Париже и в 1680 году стал доктором теологии. В 1679 году де ла Салль основал свою первую бесплатную школу для бедных детей, а 25 мая 1684-го им было провозглашено создание конгрегации «Братья христианских школ». В дальнейшем по инициативе де ла Салля открывались воскресные школы, ремесленные училища, школы-интернаты для бездомных детей в Реймсе, Париже, а затем в Руане, куда де ла Салль перебрался в 1705 году. Де ла Салль считается одним из основоположников современной педагогической системы — в частности, в том отношении, что в 1685 году он учредил в Реймсе первое специальное учебное заведение для профессиональной подготовки учителей. За свои усилия в помощи обездоленным детям де ла Салль был причислен католической церковью сперва к лику блаженных, а затем и канонизирован (в 1900 году). Днём его памяти считается 7 апреля, его останки в 1937 году были перенесены в Рим. В 1950 году святой Жан-Батист де ла Салль провозглашён католической церковью покровителем всех учителей. С 1688 г. де ла Саль переехал в Париж, где в приходе церкви Сен-Сюльпис тихо угасала школа. Постепенно его школы открыли свои двери для представителей всех сословий, что вызвало ожесточенное сопротивление светских педагогов, увидевших в отце Жане конкурента, тем более, что он и в педагогике был новатором. Он впервые ввел преподавание на французском, а не на латыни, заменил индивидуальную работу учителя с присутствующими на уроке учениками привычной теперь работой со всем классом; именно он ввел правило, по которому ученики должны молчать, когда учитель объясняет материал ("одновременное обучение"). Бороться приходилось не только с "чужими", но и с церковными людьми, в частности, с янсенистами; во всяком случае, именно как нечто, противоположное янсенистам вопринималась установленная отцом Жаном в своих школах традиция частого, даже ежедневного причащения. Когда за два года до смерти он ушел в отставку, конгрегация действовала уже и за пределами Франции. Канон. 1900, объявлен покровителем школьных учителей в 1950.

K1600_DSCN3869
Абель де Пуйоль, 1822 "Св. Рох молится за исцеление прокаженных в больнице в Риме"
K1600_DSCN3870

Эжен Делакруа, капелла св. Ангела, изгнание Илиодора из Храма
Согласно библейскому сюжету, во II веке до н. э. Гелиодор, должностное лицо сирийского правителя, был послан в Иерусалим, чтобы ограбить храм Соломона, но изгнан оттуда всадником на белом коне, разившем его передними копытами. (Прим. ред.)
На правой стене капеллы Святых Ангелов Делакруа изобразил иллюстрацию уже ветхозаветного (т.е. произосшедшего в прошлом, до распятия Христа) сюжета о том, как воин Илиодор был послан в Иерусалим, чтобы реквизировать церковные богатства в царскую казну. Сюжет вечный, не раз повторявшийся в мирской истории. Библия же (II Макк., 3) учит, что когда Илиодор прибыл в храм, ему внезапно явлился конь, в богатом конском снаряжении, с наездником устрашающего вида; «конь стремительно ринулся на Илиодора и, встав на дыбы, сокрушил его своими копытами». В дополнение, два молодых спутника этого всадника, изображаемые в виде ангелов, нанесили Илиодору, уже павшему без сил, многочисленные удары бичами. В результате сокровищница храма была спасена, богатства остались нерушимыми, царь остался с носом, а Илиодор едва унес ноги.
Чудом выживший от такой встречи, он обещал многие обеты Сохранившему ему жизнь, возвратился к царю и пред всеми свидетельствовал о делах великого Бога, которые он видел своими глазами. Когда же царь спросил Илиодора, кто был бы способен, чтобы еще раз послать в Иерусалим, он отвечал: если ты имеешь какого-нибудь врага и противника твоему правлению, то пошли его туда и встретишь его наказанным, если только останется он в живых. Наконец, последним в нашей трилогии, является
Написанный Делакруа сюжет Изгнание Илиодора из храма считается прообразом эпизода с Христом, изгнавшим торговцев из храма: жаль только, что в той стране, где побывал маркиз де Кюстин, до сей поры не знакомы ни с первым, ни со вторым библейскими сюжетами... Изгнание Илиодора из храма является последней работой Делакруа в капелле Святых Ангелов - именно поэтому на ней художник поставил свою подпись DELACROIX и дату завершения 1861. Примечательно уже к сюжету нашему, что именно в этот самый год в России отменили крепостное право, а в Париже, благословясь, приступили к строительству Grand Opera .
K1600_DSCN3871
“Для креста и лошадь Бога”.
Для росписи капеллы Святых Ангелов назначили Делакруа (DELACROIX. PAR LA CROIX = DE LA CROIX) – для Креста. Даже фамилия значащая.
Лошадь Бога представлена в его картине “Изгнание Илиодора из храма ангелами”. Все люди пребывают в молитве, женщины ревут. Илиодор, или Гелиодор с греческого переводится, как Дарованный Солнцем. “Гелиос” – Солнце, “Дарон” – дар. Это распространённое имя в античности. В Библии рассказывается, как Аполлоний, наместник сирийского ца­ря Селевка IV Филопатора (187—175 гг. до н. э.) в Палестине, узнав о сокровищах Иерусалимского храма, послал воина Илиодора с приказом вывезти сокровища. Когда же Илиодор с вооруженными людьми вошел в храм, «явился им конь со страшным всад­ником, покрытый прекрасным покровом: быстро несясь, он поразил Илиодора пе­редними копытами, а сидевший на нем, казалось, имел золотое всеоружие» (2 Макк. 3:24—25). Так была спасена сокровищница храма и явлена «сила Божия». Видение всадника трактуется как знамение, в котором действовали Ангелы, изгонявшие из храма врагов. Об этом событии (ок. 150 г. до н. э.) есть свидетельства в исторических хрониках.
Глядя на эту картину, заметим, что у 5 персонажей согнуто и ярко обозначено правое колено, об этом даже писалось в книге “Язык птиц” (Грассе д’Орсе). Пять колен. Фестиваль Святого Колена (Давидова). А фестиваль этот как раз 17 января, в день Святой Розалины. Розалина = rose line = линия Розы. Нулевой парижский меридиан. 17 января - значимая дата: Праздник Святого Имени Иисуса, Праздник Святого Антония Отшельника, Праздник Святого Сюльпиция, Праздник Святой Розалины (тут же символика – Линия Розы), Праздник Святого Жермена, Впервые алхимическая трансмутация Николя Фламель в 1382, а он Великий магистр Приората Сиона, Прибытие Сигиберта IV (сын Дагоберта II) 681, Смерть г-жи де Бланшфор 1781, Смерть Жана Ви, Смерть Соньера в башне Магдала в 1917, Визит эрцгерцога Рудольфа Габсбурга в 1975. Мы знаем, что колено должно быть левое, а Делакруа выбирает право. Эта инверсия важна. На этом перевёрнутом изображении основная колонна расположена прямо на линии Розы (на нулевом меридиане, и этот меридиан далее ведёт в город Арк, провинция Од. Меридиан проходит в нескольких сотнях метров от города Арк, он пересекает местечко “Les Pontils ”. В этом месте есть могила, которая выглядит так же, как на картине Пуссена “Пастухи Аркадии”, 1640 г. Именно эту картину тщательно пытался добыть Соньер. Если посмотреть на центральную колонну в картине Делакруа в середине (нулевой меридиан) , то увидим, что правое копыто лошади находится на одной линии с правым коленом центрального персонажа. Наши 5 персонажей оказываются по обе стороны меридиана. Лошадь поставила копыто на камень, как будто для того, чтобы оставить след, “пометить” это место. Являются ли эти персонажи на картине всадниками Апокалипсиса? С другой стороны копьё указывает на место, где на стене нарисована змея. Если это карта, то она отправляет в деревню Ла Серпан (с фр. Змея) около города Антуньяк Кроме того, основание копья похоже на столпы вестготов из церкви Марии Магдалины в Ренн-ле-Шато. И ещё стоит обратить внимание на дату на сокровищах (1861).



URL
Комментарии
2014-04-27 в 08:00 

Забыла! С чего это Матвеева решила, что она МНЕ нужна? Я ей ясно сказала: пишу ей, потому что мне грустно смотреть,
как она страдает от безысходности и предлагаю конструктивный выход из ситуации, чтобы она окончательно не загнулась. Какой идиоткой нужно быть что отказаться от предложения японского продюсера сотрудничать!?
Жаль, конечно, опять потратила на нее время зря. Она же мне написала все с точностью до наоборот. Боюсь, курит она не только обычные сигареты.

ПС Ксюша спит с рожавшей наркоманкой, которая считает себя японском мужиком. Поадекватнее ты себе чмо не могла найти? ) У вас тут гниль прямо хлещет.

URL
2014-05-03 в 08:16 

не молчи, не молчи, истеричка -неудачница )
тра ляля тра ляля тра ляля
на таких как я обычно женятся,
а вас просто тупо ебут ебут ебут ))))

URL
2014-05-05 в 12:38 

Hakuei-chan
Love, Hakuei
Гость, хочешь поговорить ? :) Давай.
Просто пока что не о чем ... ты пишешь одно и то же - не очень интересно X)

URL
   

Дневник Hakuei-chan

главная